Пользователь
Пароль
Прогноз погоды
Курсы валют

НБ РБ   24.11.2017

1 евро2.3635 бел.руб.
10 злотый5.6119 бел.руб.
100 росс.руб.3.4153 бел.руб.
100 укр.гривна7.4313 бел.руб.
1 долл.США1.9968 бел.руб.
Статьи: Топ-новости

Возбуждены уголовные дела в отношении руководителей Белорусской калийной компании

Следственным комитетом Беларуси расследуются дела, возбужденные Генеральной прокуратурой по ч. 3 ст. 424 УК (злоупотребление властью и служебными
полномочиями) в отношении должностных лиц ЗАО "Белорусская калийная компания": председателя наблюдательного совета Владислава Баумгертнера,
члена наблюдательного совета Олега Петрова, первого заместителя генерального директора Константина Солодовникова, заместителя генерального
директора по финансам Игоря Евстратова, начальника фрахтового отдела Дмитрия Самойлова и иных лиц.

Об этом сообщил начальник отдела информации и связи с общественностью СК Павел Траулько.

По его словам, основанием для возбуждения уголовных дел послужили материалы о совершении этими лицами явных злоупотреблений служебными полномочиями в корыстных целях, повлекшие нанесение существенного вреда государственным и общественным интересам страны, а также нанесение ущерба в особо крупном размере ОАО "Беларуськалий" и ЗАО "БКК".

На основании имеющихся доказательств и иных фактических материалов Следственным комитетом вынесены постановления о признании указанных лиц обвиняемыми. Председатель наблюдательного совета ЗАО "БКК" Владислав Баумгертнер задержан, в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

"Уралкалий" подтвердил задержание в Минске гендиректора компании Владислава Баумгертнера. Об этом "РИА Новости" заявил представитель российской компании. Позже "Уралкалий" назвал задержание Владислава Баумгертнера грубой провокацией со стороны Минска.

 

По белорусским законам Владиславу Баумгертнеру грозит от 3 до 10 лет лишения свободы Фото: А. Махонин/Ведомости

Петров, Солодовников, Евстратов, Самойлов объявлены в розыск, в том числе по линии Интерпола, сообщает БелаПАН.

Задержанный сегодня в Минске генеральный директор российской компании "Уралкалий", председатель наблюдательного совета Белорусской калийной компании Владислав Баумгернер находился в Беларуси по приглашению премьер-министр Михаила Мясниковича для рассмотрения вопросов, связанных с деятельностью БКК.

Об это "РИА Новости" сообщил начальник отдела по связям с общественностью "Уралкалия" Александр Бабинский. По его словам, аналогичные приглашения были направлены также председателю совета директоров "Уралкалия" Александру Волошину и акционеру Сулейману Керимову. "Но они в связи со своим рабочим графиком не смогли поехать", - заявил Бабинский.

По его словам, встреча Баумгернера с Мясниковичем состоялась сегодня, а при вылете из Минска гендиректор "Уралкалия" был задержан.

Пресс-секретарь Следственного комитета Павел Траулько прокомментировал для БЕЛТА сложившуюся ситуацию:

"Правоохранительными органами вскрыта целая преступная схема"

"С целью координации продаж калийной соли в 2005 году была основана ЗАО "Белорусская калийная компания", в которую вошли добывающие предприятия "Беларуськалий" и российское "Уралкалий". Изначально предполагалось, что она станет единым сбытовым каналом для российских и белорусских производителей калия и будет действовать в интересах обеих сторон.

Однако в последнее время после смены собственника "Уралкалия" топ-менеджмент ЗАО "БКК", состоящий в основном из людей, тесно связанных с акционерами "Уралкалия", повели, прямо скажу, нечестную игру. Фактически они вели двойную, а точнее тройную игру, обманывая в корыстных интересах не только белорусскую сторону, но и, как свидетельствуют факты, российских акционеров.

Скажу сразу: речь идет не об отдельных преступных эпизодах. Правоохранительными органами вскрыта целая преступная схема и тонко продуманная стратегия, рассчитанная на реализацию в течение многих лет.

Ключевой момент этой стратегии – сосредоточение в руках узкой группы топ-менеджеров, связанных с акционерами "Уралкалия", всех нитей управления сбытом калия и изоляция белорусской стороны от любой важной информации. Цель очевидна – "замкнуть" на себя все финансовые потоки и основных торговых партнеров на ключевых рынках.

Для чего это делалось? Ответ простой: если ты единолично владеешь секретной коммерческой информацией, то можешь легко, а главное, безнаказанно выстраивать самые разнообразные жульнические финансовые схемы.

Зарабатывать в этом случае можно буквально на всем: скрывать истинные размеры скидок и преференций для покупателей, занижать реальные цены, по которым сбывалась продукция, направлять финансовые потоки через подконтрольные фирмы, затягивать в своих интересах оплату за поставленный товар.

Именно этим (причем это еще далеко не полный список) занимались высокопоставленные сотрудники ЗАО "БКК" Петров, Солодовников, Евстратов, Самойлов и другие – все они одновременно являются сотрудниками "Уралкалия". Причем по многим вопросам они действовали в тесной связке с председателем наблюдательного совета "Белорусской калийной компании", фактическим руководителем "Уралкалия" Баумгертнером.

Указанные лица стремились реализовать следующую схему. Все ключевые посты, связанные с финансами и торговыми переговорами, в Белорусской калийной компании замкнуть на себя. Затем сформировать представительства БКК в ключевых странах (Китай, Индия, Бразилия, Сингапур) из сотрудников "Уралкалия". И при этом одновременно использовать собственную сбытовую компанию "Уралкалий Трейдинг", на сто процентов принадлежащую "Уралкалию".

Таким образом, создавалась гибкая система, которая позволяла топ-менеджерам, связанным с "Уралкалием", действовать так, как заблагорассудится. Все ключевые каналы информации о реальных ценах, о реальной ситуации на рынках оказывались в их руках. Эту информацию можно было отфильтровывать и манипулировать ею в своих интересах.

При этом об изначально заявленной цели – сделать Белорусскую калийную компанию единым сбытовым каналом – уже и думать забыли. В 2012 году "Уралкалий" пропустил через БКК не более 20% своей продукции, а остальная реализовывалась через "Уралкалий Трейдинг".

Белорусская сторона же всегда придерживалась принципа добросовестного партнерства. От российских топ-менеджеров вежливо, но твердо требовали вполне простой и понятной вещи – прозрачности финансовых потоков. В конце концов, Белорусская калийная компания создана на паритетной основе, а российские топ-менеджеры торгуют белорусским калием.

Однако никаких внятных ответов на справедливые вопросы нашей стороны никто так и не дождался. Сегодня, опираясь на данные следствия, мы можем сказать, что молчание было не случайным. Ответить было нечего.

Заметьте, что даже с точки зрения элементарного здравого смысла понятно – если вы долго и настойчиво требуете от кого-либо отчета в его действиях, а он постоянно уклоняется от ответа, то дело явно не чисто.

В данном случае, все именно так и было. С той только разницей, что догадки и подозрения в настоящее время уже подкреплены целой чередой фактов и документов. Топ-менеджеры БКК из "Уралкалия" уклонялись от ответа и отчета не по лени или из-за недоразумения. Здесь усматривается четкий умысел, а точнее целая преступная стратегия, имеющая одну цель – перекачать как можно больше денег в личные карманы.

Уже сегодня в нашем распоряжении имеется ряд фактов, показывающих, как топ-менеджеры, прежде всего Петров, Евстратов и Солодовников, манипулируя имевшейся у них эксклюзивной информацией, извлекали из этого личную выгоду. Имеющееся материалы свидетельствуют, что в ходе расследования копилка подобных фактов будет существенно пополнена.

"Разрыв "Уралкалия" с Белорусской калийной компанией был задуман давно"

Теперь что касается главного узлового момента – скандального отказа "Уралкалия" сотрудничать с БКК.

Разрыв "Уралкалия" с Белорусской калийной компанией был задуман давно – не менее чем за год до издания указа №566, на который любят ссылаться россияне.

Объяснить их действия близорукостью, ошибкой, поспешными решениями или эмоциями нельзя. Факты, имеющиеся в нашем распоряжении, со всей очевидностью свидетельствуют: в этом деле не было никаких эмоций или ошибок; был холодный, прагматичный расчет. Все было спланировано и задумано давно – в лучших традициях нанесения удара в спину. Причем удар был нанесен абсолютно осмыслено и хладнокровно.

Почувствовав, что белорусская сторона не позволит уводить в тень финансовые потоки и потребует отчета, виновные топ-менеджеры начали разрабатывать довольно хитроумный план. Опираясь на материалы следствия, могу сказать, что идейным вдохновителем этого плана был Петров.

Суть плана сводилась к следующему. С одной стороны, максимально затягивать переговоры с белорусскими партнерами, создавая видимость доброй воли для продолжения сотрудничества. Одновременно с этим втайне готовить неожиданный разрыв "Уралкалия" и БКК. При этом всех собак должны были бы повесить на белорусов, которые якобы не выполняют свои обязательства (хотя на деле все обстояло ровно наоборот – если Беларуськалий всю долю своей продукции продавал через совместную компанию, то Уралкалий основные потоки пускал через свою собственную).

"В рамках этой многоходовки решалось сразу несколько задач"

Но самое интересное состоит в том, что уход от ответственности был далеко не единственной целью злоумышленников.

В рамках этой многоходовки решалось сразу несколько задач. Во-первых, конечно, уход от ответственности. Ответить на справедливые вопросы белорусской стороны топ-менеджерам было нечего, и поэтому им было бы очень удобно хлопнуть дверью.

Во-вторых, неожиданный разрыв должен был бы нанести удар по белорусским производителям, которые уже рассматривались как конкуренты. В ход пошла откровенная уголовщина. Используя должностные полномочия в БКК и являясь заинтересованными сотрудниками "Уралкалия", вышеназванные лица втайне от белоруской стороны, подписывая документы БКК, предоставляли незаконные скидки на продукцию отдельным покупателям, перенаправляли зафрахтованные под белорусский калий суда на загрузку продукцией "Уралкалия", разрывали выгодные действующие контракты, обещая партнеру заключить их с "Уралкалием" по более низким ценам. Также оказывалось давление на сотрудников, чтобы они перешли из БКК в "Уралкалий", опустились до банальной кражи компьютеров с важной коммерческой информацией. Собственно, в том числе по этим фактам и возбуждены уголовные дела. Уже на сегодняшний день установленный размер хищений и ущерба составляет около $100 млн.

В-третьих, судя по всему, преследовались и цели передела акционерной собственности в самом "Уралкалии".

Заметьте, что незадолго до разрыва Уралкалия с БКК ряд акционеров Уралкалия, в т.ч. из вышеназванных сотрудников этой компании, владеющих информацией без видимых причин вдруг стали продавать свои акции – и естественно реализовали их по очень высокой цене (потому что все происходило до обвала).

Сейчас, как мы видим, начался обратный процесс. Специальный фонд, созданный в Швейцарии и подконтрольный Сулейману Керимову, уже начал скупку изрядно подешевевших акций "Уралкалия".

Фактически на наших глазах реализуется простейшая, но эффективная трехходовка. На первом этапе часть акций продается по высокой цене. Потом цена акций искусственно обваливается – в нашем случае механизмом обвала акций стало объявление о разводе "Уралкалия" и БКК. А после этого подешевевшие акции скупаются, в том числе за счет прибыли полученной при продаже акций на пике их стоимости. Итог простой – те акционеры, кто все это задумал и реализовал, не тратя ни одного лишнего рубля, резко увеличивают свои доли в "Уралкалии".

Так что только очень наивный человек может поверить в то, что демонстративный разрыв с белорусской стороной явился эмоциональным жестом россиян, якобы обиженных на партнеров. На самом деле, все было спланировано давно и, надо признать, спланировано довольно изящно, хотя и подло.

"Речь идет о противоправных планах, от которых за версту тянет масштабным аферизмом и международным рейдерством"

Часть данных, имеющихся в распоряжении следствия, проливает свет и на враждебные планы менеджмента "Уралкалия" в отношении израильских, немецких и канадских производителей калия. Причем предварительная оценка данных материалов показывает, что речь идет не о нормальной конкурентной борьбе, ведущейся в рамках закона, а о противоправных планах, от которых за версту тянет масштабным аферизмом и международным рейдерством. Приведу лишь один факт – сценарий того что произошло сейчас был разработан фигурантами дела еще в 2011 году. Уже тогда результатом своих действий они прогнозировали обвал мирового калийного рынка и готовили условия для получения максимальной выгоды для себя.

В целом же хочу сказать – есть все основания утверждать, что в ближайшее время в распоряжении следствия появятся новые факты противоправной деятельности обвиняемых. На предмет причастности к противоправной деятельности дается правовая оценка действиям и иных лиц, в том числе одного из акционеров "Уралкалия" С.Керимова.

Могу заверить, что в пределах обозначенных законом, Следственный комитет будет информировать общественность обо всех вновь открывшихся обстоятельствах".

По материалам информагентств, energocentre.by


 

Гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер, в июльском интервью “Ведомостям", объяснил, почему калийный рынок не мог больше жить по старым правилам и что ждет отрасль дальше.

Статья вышла под заголовком «В Беларусь мы не вернемся»

На прошлой неделе гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер объявил о том, что компания больше не будет продавать продукцию через Белорусскую калийную компанию (БКК, единый экспортер российского частного «Уралкалия» и принадлежащего государству «Беларуськалия»). Теперь реализацией будет заниматься только Uralkali Trading, и ставку он будет делать на объем продукции, а не на ее цену, как было прежде.

До сих пор очень консолидированная калийная отрасль жила по принципу «цена превыше объема» — небольшое количество производителей позволяло им в большинстве случаев диктовать свои условия покупателям. Изменение сбытовой политики крупнейшей в отрасли компании вызвало панику на рынке: в течение одного дня крупнейшие калийные компании мира потеряли более $ 20 млрд капитализации. Эксперты и аналитики констатировали начало новой эры для отрасли.

Зачем нужно было поменять правила игры и почему отрасль от этого только выиграет, в интервью «Ведомостям» рассказал Баумгертнер.

− Как себя чувствует человек, который обвалил рынок на $ 20 млрд?

− (Смеется.) Давайте только на личности переходить не будем. Ничего личного, только бизнес. Прекрасно себя чувствует человек, спит спокойно.

− Когда мы встречались с вами в декабре, вы говорили, что у рынка есть еще 5-6 лет такой жизни, какая была всегда: «цена превыше объема», все тихо-мирно живут дальше. Что изменилось с тех пор? Почему все закончилось быстрее?

− Я говорил, что новые игроки выйдут на рынок только через 5-6 лет. Каких-то материальных объемов до 2018 г. от них мы и раньше не ожидали, а теперь и подавно.

Но причины изменения нашей стратегии, конечно, связаны не с действиями новых игроков. Честно говоря, если бы мы могли жить и дальше так, как жили до сих пор, мы бы с удовольствием продолжали это делать, реализовывая стратегию «цена превыше объема», работая с «Беларуськалием» через БКК, наслаждаясь высокими мультипликаторами и высокой рентабельностью. То, что произошло, случилось не потому, что нам так захотелось, а потому, что так сложились объективные обстоятельства.

Не было никакого секрета в том, что у нас были определенные проблемы с белорусскими партнерами. Очевидным это стало на калийном рынке в декабре прошлого года, когда вышел указ Александра Григорьевича о том, что «Беларуськалий» может продавать продукцию не только через БКК, но и через независимых трейдеров, не аффилированных с БКК и не согласующих ни объемы, ни ценовые параметры. Фактически так создавалась внутренняя конкуренция.

До поры до времени это выглядело как давление белорусской стороны на российского партнера с целью получения преференций в наших внутренних дискуссиях, которые всегда были, но неизменно носили рабочий характер. Но с какого-то момента рынок начал чувствовать, что за этим указом стоят реальные действия, которые белорусская сторона собирается предпринимать.

Переговоры шли до последнего момента на всех уровнях: мы доносили свою мысль о том, что БКК — уникальный проект, который занял лидирующее положение на рынке и позволил заработать большие деньги и для «Беларуськалия», и для «Уралкалия». Но, видимо, наша аргументация воспринималась или как блеф, или как пустые слова.

Все это время мы просили вторую сторону отменить данный указ, чтобы дать ясный сигнал рынку о том, что мы по-прежнему вместе и выступаем единым фронтом. К сожалению, этого не произошло.

В июне в Беларуси работала согласительная комиссия, в рамках которой мы договорились практически по всем пунктам, кроме основного — о восстановлении эксклюзивности поставок через БКК и отмене указа. Окончательное решение должно было быть принято на совещании у президента Беларуси, где руководитель комиссии г-н Румас должен был сделать соответствующий доклад. Совещание состоялось 22 июля, но указ так и не был отменен.

После этого мы увидели, что на рынке появляются письменные предложения от различных трейдеров, которые предлагают товар от лица «Беларуськалия», и дальше мы стали перед выбором: или смотреть и наблюдать, как разваливается БКК, или начать действовать на опережение.

Проанализировав ситуацию, мы решили действовать. Это очень рационально для такой компании, как «Уралкалий», которая занимает лидирующие позиции в отрасли по себестоимости, располагает возможностью быстро нарастить объем производства, а также имеет очевидные географические преимущества. Ну а дальше последовало наше официальное заявление.

− Почему отгрузки калия в обход БКК оказали такое негативное влияние — они предлагали слишком низкие цены?

− Вопрос не в низких ценах, вопрос в единой торговой позиции. Когда есть один лидирующий поставщик, тогда появляется возможность занять крайне жесткую переговорную позицию и покупатели уже не могут разводить производителей, устраивая торги и т. д.

− Но, например, «Сильвинит» (в 2011 г. был присоединен к «Уралкалию» после смены акционеров. — «Ведомости») тоже всегда играл на объемах и готов был поступиться ценой…

− Одно дело, когда играет такая небольшая компания, как «Сильвинит», и совсем другое, когда отдельно играет «Беларуськалий». Кроме того, по-другому в 2013 г. выглядела сама ситуация: сознание североамериканских производителей существенно изменилось. На конференциях с инвесторами они стали не исключать того, что имеет смысл поменять стратегию и больше объемов размещать на рынке.

К сожалению, за этими заявлениями последовали действия: в первом полугодии БКК серьезно потеряла в объемах, которые ушли в основном к Canpotex. В том числе это было одним из упреков нам от некоторых наших белорусских оппонентов. БКК теряет в объемах и уступает позиции Canpotex, так в чем смысл реализовывать стратегию «цена превыше объема»? «Раз БКК не умеет работать, то бессмысленно отменять указ, наоборот, нужно запускать продажи через независимых трейдеров, которые смогут наверстать объемы», — говорили они.

Ослабление рынка шло с разных сторон, и, по сути, мы оказались между молотом и наковальней, будучи при этом лидером рынка и обладая уникальными конкурентными преимуществами. Тогда перед нами встал вопрос: если мы обладаем таким сильнейшим арсеналом, то почему мы должны финансово страдать, находясь при этом в ситуации неопределенности? При том что внешняя конъюнктура рынка сельскохозяйственной продукции и экономика фермеров фантастически хороши. При таких хороших условиях мы не смогли добиться высоких цен и к тому же ограничены объемом продаж. Дальше последовал логичный шаг.

− Это было предложение менеджмента — заявить о новой стратегии четко и недвусмысленно — или идея кого-то из акционеров?

− Естественно, бизнесом управляет менеджмент, а акционеры принимают стратегические решения. Проанализировав рынок, мы внесли на совет директоров разные варианты развития событий с оценкой всех плюсов и минусов, с финансовым прогнозированием, на основании чего совет директоров принял решение.

Все эти варианты не в первый раз обсуждались. В том числе они рассматривались на июньской стратегической сессии в Березниках. Поэтому ничего принципиально неожиданного для членов совета директоров не произошло. Когда события начали приобретать негативный для компании оборот, совет директоров сказал: «Хорошо, мы согласны с предложением менеджмента, что настало время двигаться в другом направлении, поскольку старая стратегия больше не работает».

− Вы ожидали такой бурной реакции? Аналитики называют этот день черным вторником калийной отрасли.

− Мы не считаем реакцию рынка такой уж сильной и неадекватной. Да, все произошло достаточно быстро. Очевидно, что инвесторы должны были подобным образом отреагировать, потому что теперь картина калийного мира существенно поменялась. И сегодня мы оказались в ситуации, когда важно обращать внимание на себестоимость, маржинальные производители должны испытывать на себе естественное давление рынка.

То, что это произошло за один день, наверное, не очень приятно, но по-другому мы поступить не могли. Компания не делала каких-либо специальных заявлений — лишь раскрыла, что решила больше не осуществлять экспортные продажи через БКК.

А дальше мы просто отвечали на естественные вопросы журналистов. Что будет делать компания, выйдя из БКК? Чтобы реализовывать стратегию «цена превыше объема», мы недостаточно велики, поэтому в этом нет экономической логики. А значит, нужно максимизировать выручку другим способом, и этот способ — максимизация объемов. Не нужно быть управленческим гением, чтобы до этого дойти.

Следующий вопрос — что тогда будет происходить с ценами? И здесь мы все знаем, как работают рынки commodities: нужно смотреть на состав производителей, на себестоимость маржинальных игроков — и это будет ориентиром того, как будут меняться цены. На вопрос, какая будет цена, честным ответом является: «Я не знаю». Но тренд движения цен очевиден. Раз увеличиваются объемы, то цены могут идти до себестоимости маржинальных производителей, а это около $ 250 за 1 т. А значит, вскоре мы можем увидеть такие показатели.

− Когда вы это произносили, вы понимали, что меняете рынок?

− Конечно, мы же ответственные люди. Мы понимаем, что и когда мы делаем. В данной ситуации это было неизбежно. А если что-то неизбежно, то лучше это сделать быстрее и получить от этого максимальную пользу.

− Каким теперь, после 30 июля, будет калийный рынок?

− Пока можно говорить только о краткосрочной перспективе — полгода-год. Скорее всего сохранится группа Canpotex, но, возможно, с другой стратегией. Будет независимый игрок «Беларуськалий», который будет пытаться через независимых трейдеров активно торговать. Будут K+S и ICL, которые как всегда работали, так и будут работать. И будет независимый «Уралкалий» с новой стратегией, подразумевающей продажу максимально возможных объемов на всех рынках.

Дальше мы ждем, что всем предстоят финансовые потери: мы увидим снижение прибыли, увидим, что маржинальные производители будут думать над тем, что делать дальше, но в краткосрочной перспективе ничего не произойдет. Дальше мы ждем тотального пересмотра greenfield-проектов. Людям понадобится время осознать, что это не шутка, не временная ссора между «Уралкалием» и «Беларуськалием».

Большинство обладателей проектов greenfield еще раз пересчитают их экономику и будут вынуждены эти проекты закрывать, списывая то, что было инвестировано. В противном случае это будет означать максимизацию убытков. Думаю, что существующие производители пересмотрят программы расширения. В том числе это касается и «Уралкалия», который может увеличить мощность до 14 млн т и на этом уровне будет работать несколько лет. Остальные проекты расширения будут отложены. Но и это будет большой прорыв: фактически мы реально увеличим производство на 30-40% мощности. Это поможет компенсировать снижение выручки от падающей цены.

Мы также ожидаем, что спрос вырастет. В последние годы существовало огромное несоответствие на рынке: при высокой цене на сельхозпродукцию и отличной экономике фермеров мы наблюдали нерастущий спрос на калий. Наверное, одной из основных причин для этого были высокие цены на калий при относительно низких ценах на азотные и фосфорные удобрения в условиях сложной макроэкономической ситуации. Мы считаем, что в 2014 г. спрос может вырасти на 10% до 60 млн т, а в последующие годы рынок сможет начать опять расти на 3-4%. Это позволит стабилизировать рынок в среднесрочной перспективе: большинство greenfield-проектов умрет, кто-то из существующих игроков — тоже, и просто увеличится спрос.

Всю прошлую неделю рынок концентрировался на негативных сторонах произошедшего, но придет время — и понемногу люди начнут считать, делать новые прогнозы и поймут, что, да, началась новая жизнь, но даже в новых условиях существует крайне мало отраслей, похожих на калийную по своей эффективности и фундаментальным показателям. Да, она будет работать по-другому, но попробуйте найдите такую отрасль, которая находится в такой хорошей спортивной форме.

Это оздоровление рынка. Я не возьму на себя смелость заявлять, что мы это сделали от большого желания. Мы это сделали вынужденно — исходя из обстановки, сложившейся в Беларуси. Но раз уж так все произошло, мы увидели для себя огромное количество плюсов, за которые мы собираемся держаться всеми силами.

− Как вы теперь будете увеличивать капитализацию компании?

− Если вы спрашиваете, как мы собираемся вернуть капитализацию на тот уровень, на котором она была, например, в мае, то никак. Вряд ли рынок в ближайшее время вернется к той оценке калийных активов, которая существовала. Лучший способ встать после падения — хорошо управлять тем бизнесом, который у нас есть, и хорошо реализовывать ту стратегию, которую мы выбрали.

Мы должны доказать рынку, что способны производить и продавать большие объемы. Мы это сделаем, и люди это увидят уже по результатам второго полугодия. Мы должны продемонстрировать, что способны контролировать низкие издержки, которые у нас есть. Это тоже все увидят в самое ближайшее время.

С точки зрения корпоративного управления ничего не меняется: мы всегда считались компанией, которая хорошо управляется, и мы не собираемся ни на миллиметр отступать от наших принципов. Дальше — вопрос времени.

− Меня все эти дни не оставляло ощущение, что это заявление — первый ход в большой игре. Что будет дальше?

− Несомненно, мы никогда не поступаем оппортунистически. Мы давно в этом бизнесе работаем, и у нас есть долгосрочная стратегия — она проста для понимания и, я считаю, очень эффективна. Раз правила изменились, мы должны уничтожить greenfield, должны пострадать и сократиться производители, которые не могут работать с низкой себестоимостью, одновременно спрос должен простимулироваться и низкими ценами, и активным продвижением сбалансированного использования удобрений. А дальше, видимо, консолидация.

− «Беларуськалий»?

− Только в виде консолидации трейдинга, не более того. Но не на базе БКК.

В Беларусь мы не вернемся, но, если речь пойдет о консолидации с «Беларуськалием» в другой юрисдикции, что даст все дополнительные преимущества для дешевого долгосрочного финансирования, да, это возможно.

vedomosti.ru

Дата публикации: 09:37 27.08.2013