Пользователь
Пароль
Прогноз погоды
Курсы валют

НБ РБ   23.08.2017

1 евро2.2749 бел.руб.
10 злотый5.3069 бел.руб.
100 росс.руб.3.2684 бел.руб.
100 укр.гривна7.5802 бел.руб.
1 долл.США1.9303 бел.руб.
Статьи: Экономика, бизнес

Девальвация-2014. Казахстан подал пример Беларуси

Нацбанк Казахстана, партнера Беларуси по Таможенному союзу, объявил о почти 20-процентной девальвации национальной валюты — тенге. Учитывая накопившиеся дисбалансы в белорусской экономике, эта новость может и должна подтолкнуть власти провести девальвацию белорусского рубля, считают экономисты. 

Свое решение центробанк Казахстана объяснил необходимостью «восстановления внешней конкурентоспособности обменного курса тенге, внешнеторгового баланса экономики Казахстана и поддержания конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей».

Меньше недели назад на фоне политического кризиса на 9% подешевела украинская гривна. Почти на 8% с начала года упал в цене и российский рубль. Пришла ли очередь Беларуси? 


Хватает и своих проблем 

Череда девальваций у ключевых торговых партнеров Беларуси не может не отразиться на конкурентоспособности отечественной продукции, убеждены эксперты.

Георгий Гриц«Все это существенный удар по экспортному потенциалу белорусских производителей», — убежден председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации Георгий Гриц. 

Александр ЧубрикСогласен с ним и директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик: «Девальвация в Казахстане, конечно, нас касается намного меньше, чем девальвация в России и в Украине, но тенденция нехорошая». 

Отметим, что девальвация в странах-партнерах Беларуси по Таможенному союзу прошла не на самом плохом фоне. «В России и Казахстане очень высокие золотовалютные запасы, чего не скажешь о нас. Мы уже перешли критическую норму двухмесячного импорта», — отмечает Георгий Гриц. 

К слову, за январь золотовалютные резервы Беларусь сократились еще на 427,7 млн. долларов и, по предварительным данным, на 1 февраля 2014 года составили 6 млрд. 223,2 млн. долларов. За 2013 год произошло сокращение на 1,4 млрд. долларов (при прогнозном росте на 300-700 млн. долларов). 

«Но основная проблема — это не девальвация в Казахстане и не обесценивание российского рубля или гривны. Основная проблема в том, что у нас слишком высоки дисбалансы, чтобы сохранять тот курс или тот объем внутреннего спроса, который у нас существует», — добавляет Александр Чубрик. 

По оценкам эксперта, дефицит текущего счета по итогам 2013 года составит не менее 6 млрд. долларов. «То есть проблемы очень серьезные, но при этом наша валюта еще и укрепляется к валютам тех стран, которые не имеют таких серьезных предпосылок для девальвации», — отмечает эксперт. 

По мнению Георгия Грица, властям нужно очень серьезно прислушаться к мнению независимых аналитиков и серьезно поставить вопрос о пересмотре денежно-кредитной политики с точки зрения начала плавной девальвации. 

«Я думаю, что пора девальвировать. В том числе, чтобы как-то сохранить ценовую конкуренцию на наших основных рынках сбыта. Это еще и позволит уменьшить складские запасы», — убежден экономист. 


Противники девальвации в правительстве теряют аргументы 

Основные экономические игроки разделились по поводу девальвации, как стабилизационной меры. Реальный сектор, руководители предприятий выступают за нее, надеясь таким образом упростить для себя экспорт товаров. 

Против девальвации выступают «банковские структуры, и часть ученых из Института экономики Академии наук», отметил Георгий Гриц. 

Пока их поддерживает и Александр Лукашенко. На недавней встрече с редакторами ведущих СМИ глава государства заявил: «Я сказал, что мы искусственно девальвировать национальную валюту под то, чтобы дать даже какой-то глоток (может, это и хорошо) воздуха для БелАЗа, МАЗа и так далее, не будем, потому что девальвация национальной валюты — это в итоге рост цен. Мы это уже проходили». 

По мнению Георгия Грица, мнение сторонников этой точки зрения «само существенно девальвировалось после сегодняшней новости». «Я думаю, что сегодня вопрос «девальвировать или не девальвировать?» уже не стоит, скорее, вопрос формулируется так: «когда девальвировать и на сколько?» — отметил эксперт. 

Александр Чубрик призывает не переоценивать «антидевальвационное лобби»: «В 2011 году оно тоже было, но появление альтернативного валютного рынка как-то плевало на это лобби. Корректировка проходит либо управляемо, либо неуправляемо». 

«Вопрос в том, какая альтернатива девальвации. Чтобы ее избежать, в рамках нынешней макроэкономической политики, нужны постоянные заимствования, которые должны увеличиваться с каждым годом. Это нереалистично», — считает экономист. 

Соответственно, остаются очень серьезные дисбалансы, которые устраняются либо путем девальвации, либо путем сокращения внутреннего спроса — потребления и инвестиций, отмечает Александр Чубрик. 

«Это значит сокращение бюджетных расходов, жесткая монетарная политика. Это может быть еще более болезненно для населения и предприятий», — подчеркивает эксперт. 

По словам экономиста, урезание госрасходов в случае отказа от девальвации «отразится и на занятости, и на зарплатах как на госпредприятиях, так и в бюджетном секторе». 

«Если нет предпосылок, чтобы дисбалансы исчезли, то какая-то корректировка курса в сочетании с жесткой макроэкономической политикой — это вопрос времени», — убежден собеседник Naviny.by. 

По мнению экономиста, тот факт, что Казахстан примкнул к группе стран региона, которые обесценили свою валюту за последнее время, может стать серьезным аргументом для экономических властей Беларуси в пользу девальвации рубля. 

«Ну и МВФ пишет, что у нас курс завышен, соответственно и им можно сделать приятное. Слишком много факторов, которые упрощают задачу», — поясняет Александр Чубрик. 


Какая девальвация нужна Беларуси? 

Георгий Гриц убежден, что корректировка курса рубля будет «одним из самых главных вопросов в первом квартале». Экономист считает, что нужна либо разовая резкая девальвации, либо «плавная управляемая в течение года, что лучше для бизнеса, но ее темпы должны быть существенно увеличены». 

По словам Грица, расчеты независимых экспертов в конце 2013 года фиксировали, что белорусский рубль переоценен на 23%. «Я думаю, с этой цифры нужно начинать», — отметил экономист. 

Александр Чубрик считает, что оптимального размера девальвации не существует: «Яркий пример — это когда Нацбанк решил, что он знает, какой курс равновесный и в мае 2011 года сделал первую девальвацию. А после этого продолжил и финансирование банков, и практику директивного кредитования. При такой политике никакая девальвация неокончательна. Корректировка для нас должна быть не только девальвацией, но и изменением режима валютного курса. Мы должны переходить к режиму свободного плавания». 

По мнению эксперта, необходима девальвация реального курса белорусского рубля примерно на 20%. 

«Но это реальная корректировка. С учетом того, что ее значительная часть перейдет в рост цен, номинальная корректировка должна быть больше», — убежден Александр Чубрик. 


Хватит ли духу? 

Теперь вопрос упирается в решительность белорусских властей, а точнее, лично президента — вряд ли есть сомнения по поводу того, кто принимает подобные решения. Попробуем залезть к нему в голову. 

«Я перед собой поставил железобетонно задачу, чтобы показать, что это никчемные финансисты и экономисты, которые толкали государство и народ (и люди меня к этому толкали, и предприятия, и многие члены правительства, если не все) к девальвации национальной валюты», — заявил Александр Лукашенко в ходе все той же встречи с редакторами 21 января. 

Делать девальвацию сейчас — значит нарушить дюжину своих обещаний, признать интеллектуальное поражение «никчемным финансистам», дополнительно обрушить и так пикирующий рейтинг. Столько имиджевых «ранений» могут просто не успеть зарубцеваться за полтора года до очередных президентских выборов. 

С другой стороны, ликвидация дисбалансов путем ограничения внутреннего спроса еще менее доступна для властей. Причина — в глубине требующейся корректировки. Урезание бюджетных расходов, снижение зарплат, дальнейшее ужесточение условий кредитования предприятий неизбежно приведут к безработице и серьезному падению уровня жизни, причем в данном случае — самых уязвимых слоев населения. 

Остается третий, гибридный путь полумер: плавная девальвация, сохранение относительно жесткой денежно-кредитной политики, трата золотовалютных резервов на поддержание стабильности на валютном рынке и активные поиски новых кредитов, чтобы хоть как-то компенсировать накопленные дефициты. 

Правы эксперты, которые говорят, что так долго продолжаться не может. Но опыт принимаемых властью решений показывает, что именно по этому пути, в надежде протянуть до президентских выборов, официальный лидер, скорее всего, и пойдет. А потом будь что будет… 

источник - naviny.by 
Дата публикации: 11:02 12.02.2014